Мы продолжаем говорить с известными людьми нашего города о 90-х – самом неоднозначном для современников времени нашей странны. Как менялись люди, их привычки и сам Киров? Что же представляет из себя это время: «лихие года» или «декаду свободы»?

В этот раз нам удалось поговорить с Михаилом Андриановым – актёром Театра на Спасской, преподавателем сценической речи.

 

Если говорить о 90-х, то сначала нужно сделать маленькое уточнение. Для меня «90-е» — это время, которое началось в 1985 — в начале Перестройки — и окончательно завершилось в  1998-м.

В 1988 году я вернулся из армии, «глотнул воздуха свободы». Вообще, если человек возвращается из армии, в которую уходил в 86-м, а на дворе — 88-й, это культурный шок ещё тот!

86-й — это вполне себе «совок», а 88-й — уже Перестройка в разгаре. Куча новой информации, новая атмосфера… Это реально — словно вернуться в другую страну…

1990-1994 года — студенчество, потом — начало работы в театре. Были и поиски себя... Конечно, время сложное и радостное одновременно, ведь происходило это на фоне всякой общественной жизни — там тоже и тревоги, и надежды. Всё перемешивалось. Надежды на удачную судьбу страны и удачную личную карьеру. И тревоги о том же...  

Самая яркая череда воспоминаний тогда — о студенческой жизни, которая пришлась как раз на начало «календарных» 90-х. Получение актёрского образования вообще предполагает весёлую жизнь и работу до седьмого пота. Я учился в Перми, в Институте культуры (ПГИК) — мы были в нём первым актёрским курсом. И в нашем, вполне провинциальном, вроде бы, учебном заведении в то время была блестящая команда педагогов, выпустивших прекрасный курс.

Я, в общем-то, не мастак рассказывать байки. И память так устроена, что сохраняет больше ощущения, общую атмосферу, а не конкретные истории. Но помню, что жил тогда у самого вокзала, помню бесконечные встречи-проводы. Поезда безбожно опаздывали, и мы порою сидели у меня дома всю ночь — большая компания, провожающие, отъезжающие; бесконечно пили кофе, пели под гитару, говорили обо всём... А то — никого не провожали, просто собирались, говорили, играли в «Мафию», в ассоциации, ещё во что-то, тут же кто-то что-то рисовал, сочинял... Это тоже то время. Тоже то, что давно кончилось. Конечно, в молодости и трава была зеленее, и всё такое... но дело не только в этом. Тогда правда было очень особенное время…

Несмотря на популярность субкультур в те времена, ни к одной из них не принадлежал. Хаер, конечно, был длинный, но это просто мне всегда нравилось. Сейчас вот его носить нельзя — есть спектакль, где нужно быть коротко стриженым. Впрочем, всё равно в отпуске волосы «отпускаю». В круге общения были всякие разные неформальные музыканты, панки, трэшеры и прочие. Всех любил, всем сочувствовал. Кроме гопников, само собой...

Были переживания за судьбу страны; время радостных надежд  на то, что воздух свободы позволит вырасти чему-то новому и прекрасному; что ещё немного — и мы будем жить в новой, молодой стране, у которой будет большое, интересное и весёлое будущее...

Во второй половине 90-х начало недоброе сгущаться в воздухе, 1998-й мрачно ознаменовал конец надежд и начало нынешних времён... когда всё стало другим.

Культурным символом 90-х для меня было много всего: русский рок, Сахаров, Горбачёв, «Взгляд», Ельцин, Арбат рубежа 80-х-90-х, телемосты с Америкой... можно долго продолжать. Нельзя выделить один символ принципиально — 90-е были временем плюрализма и живой, беспокойной, разнообразной жизни! Для меня характерная черта того времени — отсутствие одной черты. Ну, ещё, лично для меня, своего рода «чертой» того времени стала железная дорога. Киров-Пермь-Киров-Пермь...

Как-то «специально» отдыхать в то время ещё не хотелось. Вся жизнь была одновременно и работой, и отдыхом. Желание отключиться от всего и махнуть на море или просто куда-то подальше — признаки другого времени и другого возраста…

Новых слов в речи тоже не припомню. Активный словарь человека, который работает в театре, да ещё и промышляет преподаванием, очень специфичен и постоянно впитывает какие-то словечки — потом и не скажешь, что из пьесы XVI века подцепилось, а что — из лексикона современных тинейджеров...

Если говорить о том, что для меня началось в 90-е и существует в моей жизни до сих пор, то это, в первую очередь, профессиональный театр. Впрочем, увлечение фотографией тогда же стало осмысленным... А вот личная жизнь в XX веке так и не сложилась. Зато в те годы сформировались основные взгляды на политику, на общество. Конечно, с тех пор они уточнялись, эволюционировали, но в основе своей оставались такими, какими сформировалось тогда.

А вот, к сожалению, облик города в 2000-х стал меняться... куда-то не туда. Стало, конечно, более чистенько-аккуратненько... но Киров окончательно утратил своеобразие. Ушли в прошлое многие милые местные особенности, вроде старых добрых названий магазинов типа «Искры» или «Звёздочки», диковатых островков зелени в самых, порою, неожиданных местах и тому подобное; окончательно исчезла историческая архитектура — зато заполонила всё криво положенная тротуарная плитка. Это, конечно, внешнее, но внешнее отражает внутренние перемены. В 2006—2012 годах был небольшой культурный взлёт - я имею в виду нашу театральную «движуху», связанную с появлением Павловича (Борис Павлович — выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства, театральный режиссёр, художественный руководитель «Театра на Спасской» с 2006 по 2014 год — прим. ред). Правда, с его отъездом многое «сдулось». Снова идёт в наступление дурной скучный провинциализм... что грустно. А вообще Вятка — странное место. У нас в менталитете — своеобразная смесь самоиронии и гордости своей недотёпистостью, что отражают поговорки типа «вятские — парни хватские...» Знаете, ведь жизнь под девизом «нам столица не указ» — худший и противнейший тип провинциальности...

Сегодня след 90-х – увы – стирается из общественного сознания. Их вспоминают как «лихие», с отрицательным оттенком, что странно: по-русски слово «лихой» всегда имело скорее положительную коннотацию; оценивают как период разрушения, что, как минимум, неполно... Несколько сгущая краски, такую оценку можно воспринимать как диагноз нам всем, променявшим на унылую «стабильность» большое, интересное и весёлое будущее...

Фотографии вязты из личного архива героя рубрики

Комментарии