Ситуация с дорогами в Кировской области этой весной достигла своего пика. В эти выходные около 400 человек собрались напротив здания администрации, чтобы призвать местные власти к действию. Мы поговорили с организатором схода, общественным деятелем и бывшим членом «Партии Прогресса» Виталием Браммом о протестной деятельности в Кирове, предстоящих выборах и его новых проектах.

— Виталий, в воскресенье прошел народный сход «За качественные дороги». Можете подвести какие-то итоги мероприятия?

— В воскресенье, в мерзкую погоду (с самого утра шел почти ливень, а к 13:00 пошел снег) требовать хороших дорог пришли более 400 человек. Если бы погода была поприятнее, то пришло бы 700-1000 человек, я так думаю. Это довольно большое количество для нашего города. У нас нет такой культуры — выходить на улицу со своими требованиями. Точно могу сказать, что такое количество было замечено на всех уровнях и, я думаю, что на федеральном уровне акция также будет отмечена, и наши власти придержащие получат по шапке.

 Вы подготовили список требований и обозначили свою позицию. Что будете делать дальше? Или теперь дело за правительством Кировской области?

— Мы подготовили список логичных требований, которые вполне можно выполнить. Далее мы направим резолюцию митинга во все инстанции, как муниципальные, так и региональные и федеральные. Сейчас готовимся начать сбор подписей под нашими требованиями на портале «Вместекиров», который является инициативой общественной палаты, и у них заключен договор как с региональной, так и с муниципальной властью.

Народный сход — это было только начало. Далее у нас уже запланированы контрольные мероприятия — рейды по автодорогам, будем фиксировать нарушения дорожного полотна и проверять гарантийные обязательства подрядчиков. Также на 7 апреля у нас запланирован круглый стол в Общественной палате Кировской области, на котором будут присутствовать представители власти и дорожной отрасли.

— В 2015 году вы решили выйти из оппозиционной партии «Партия прогресса», планируете ли вы возобновить политическую активность, или вас сейчас устраивает статус общественного деятеля?

— Из всех действующих политических, да и общественных, организаций мне не подходит ни одна. По разным причинам: где-то были стратегические просчёты, где-то были сделаны какие-то ошибки. Например, «Партия прогресса». Отлично отношусь к Алексею Навальному и ко всей команде, которая сложилась, но к их линии у меня были претензии, поэтому я вышел из партии.

— Не планируете вернуться в политику?

— В моём понимании сейчас необходимо действовать исходя из коньюнктуры, которая тебя окружает. Сейчас на что можно влиять, на какие проблемы? На, условно говоря, малые дела, но я считаю, что из малых дел складываются большие, без этого никак. Можно долго кричать, что кто-то вор, выйти на площадь и биться головой об стену. Но итога никакого не будет. А можно защитить парк от продажи, бороться с плохими дорогами, с ЖКХ. Есть проблемы, которые можно решить. И люди скажут спасибо за это.

Если мы говорим про политику, то люди ведь сделали свой выбор. Мы видим на всех выборах явка 30%. А это же по факту вообще ничего, 70% просто не пришли, потому что они ни в кого не верят. В пустые обещания люди не верят и правильно делают. А эти 30%, из них это большинство — это, к сожалению подневольные люди: бюджетники, работники каких-то крупных предприятий. Мы знаем, кто владелец этих предприятий, какая партия, грубо говоря.

— Получается, влияние народа ограничено.

— Как я говорил, из малых вещей складываются большие. Вообще для чего мы этого всего добиваемся? Мы хотим улучшить качество жизни. Мы добились положительных моментов: по Дворцу пионеров есть положительный итог, по парку Победы есть, по новостройкам есть. Мы увеличили зону исторического поселения которая была в 3-5 раз меньше, чем она сейчас.

В 2014 году не удалось остановить строительство торогового центра «Крым», но и там есть косвенные итоги. Нужно стараться влиять на то, на что можешь влиять. Даже на действующую власть. Ну, вот она такая, какая она есть. Нужно заставлять работать лучше. Заставлять соблюдать действующие законы. Это вполне можно делать.

— Получается, выдвигать свою кандидатуру в Законодательное собрание или городскую Думу не собираетесь?

— В этом году у нас будут выборы в Госдуму и в Заксобрание. В этих выборах я точно принимать участие не буду. Что насчёт Гордумы, пока не берусь судить. Будет видно в 2017 году.

— То есть, вполне возможно?

— Вполне возможно.

— О протестах. Вы упоминали «Крым», сейчас вы проводите народный сход «За качественные дороги в Кировской области». Вам не кажется, что эта деятельность со всякими коврами на дорогах бесполезна?

— Мы предлагаем не просто взять и сделать дороги, мы предлагаем чёткие меры, чтобы улучшить ситуацию: предлагаем внедрить видеонаблюдение, ввести полную отчётность по всем там контрактам с фотоотчетами и видеоотчётами, предлагаем выделить средства из областного бюджета, из регионального дорожного фонда, которые там есть. То есть, мы не с потолка берём эти цифры. Если уж Никита Юрьевич [Белых, губернатор Кировской области — прим. ред.] говорит нам, что Киров это областной центр, который является лицом области, то это больше похоже не на лицо, а на другую часть тела.

Есть закон, в котором четко прописано: если яма не соответствует ГОСТу (а ГОСТ это 60 см в длину, 15 в ширину, 5 в глубину), то она должна быть отремонтирована. Нет такого в законе, что не хватает денег. Яма должна быть отремонтирована, других вариантов нет. Нужно просто снять фото на телефон, отправить заявление в ГИБДД через, допустим, сервис «РосЯма». ГИБДД это заявление рассматривает и в сторону администрации направляет предписание. У администрации есть десять дней, чтобы устранить. Если не устраняют — получают штраф. Мы тоже сейчас разрабатываем сайт под наш проект «Делай дороги» с удобным функционалом.

— Что это будет за сайт?

— Его основной функционал — это отправление заявлений в ГИБДД. Плюс информирование: будут красивые графики, которые помогут понять, сколько и куда бюджетных средств было направлено, сколько улиц было отремонтировано, фотографии исправленных дорог.

— Когда планируете его запустить?

— Я думаю, что в апреле. Планируем запустить в тестовом варианте с минимальным функционалом, чтобы работала отправка заявлений.

— Хорошо, предложения, как улучшить ситуацию у вас есть, но насколько эффективны протестные мероприятия? Как видим, качество дорог не улучшается.

— Если сидеть и ничего не делать, то лучше точно ничего не будет. Логика у людей во власти очень простая: если все молчат, не жалуются, не выходят на улицы, значит можно и дальше оставлять всё как оно есть. Поэтому акции протеста нужны, чтобы привлечь внимание, чтобы показать, что  проблема есть и она волнует людей.

Многие говорят, что митинги ничего не решают. Но я всем привожу пример — народный сход в Парке Победы в прошлом году. Там была какая ситуация: городская администрация продаёт четыре гектара земли в парке Победы. За триста тысяч рублей четыре гектара земли. За эти деньги не купить даже садовый участок. Продают землю своим друзьям, фигурирует в ситуации сын Быкова. Явно видно нарушение. Это земля общего пользования, у которой есть особый статус, её нельзя продавать. Они [администрация Кирова. — Прим. ред.] всем заявляют, кричат из всех своих рупоров, что всё законно. Тем не менее, не сходится.

Был народный сход. Пришло на него порядка 600 человек. Для Кирова это много, на самом деле. За пару недель было собрано 6 тысяч подписей. Мы решили их лично увезти в Москву, и буквально в день отъезда прокуратура Кировской области заявляет, что сделка незаконна. Это значит, что повлиять на принимаемые правительством решения можно. Тут как: если сильно захотеть, можно в космос полететь. И никаких сверхусилий не нужно, на самом деле, прилагать.

— На митинг в парке Победы пришло 600 человек, на антикризисный сход «Весна», повестка которого, правда, была изменена из-за убийства Бориса Немцова, собралось порядка ста человек. Что вы думаете о политической и гражданской активности горожан?

— Активность горожан растёт, это хорошо. Мы видим, что стали образовываться городские сообщества. «Красивый Киров», например. Ребята, которые пытаются влиять на городскую инфраструктуру в городе есть. Также заметно, что люди стали больше себя проявлять, высказывать свои претензии, предложения по улучшению окружающей действительности.

Если мы говорим про политическую активность людей, то там, к сожалению, из-за действий властей, народ просто перестал верить в политику. У нас страна всё дальше и дальше катится вниз. С каждым годом всё хуже и хуже. Абсолютно по всем направлениям. Несмотря на огромные доходы от продажи нефти, газа и прочих ресурсов, мы скатываемся всё дальше вниз. Люди просто перестают верить в политику в целом, потому что есть какая-то группировка, которая держит в своих руках власть. Ну как власть, скорее управление. Власть — это народ, на самом деле. Я считаю, что были потрачены просто огромные средства, чтобы изменить самосознание общества. Все массовые СМИ под контролем одной группы людей.

— Поэтому такая низкая электоральная активность?

— Мы имеем такую политическую систему: есть, грубо говоря, четыре большие партии. Все эти ЛДПР, КПРФ, Справедливая Россия — они, безусловно, лучше, чем Единая Россия. Будучи системной оппозицией, ведут они себя покладисто: голосуют по каким-то резонансным вопросам, таким как капремонт, трансналог. Голосуют так, как нужно голосовать. Всё упирается в большинство, которое у партии Единая Россия. Они голосуют против, либо воздерживаются от голосования вообще. Поэтому здравые инициативы не проходят в Заксобрание.

У нас очень слабая общественная активность. В этом вся проблема. Какой-то условный человек во власти будет там сидеть до тех пор, пока ему позволяют. По-другому не бывает. Мы пришли к тому, что настало время оторвать одно место от дивана и прийти куда-то поучаствовать в каких-то здравых инициативах. Да хоть на субботник выйти.

Дальше виднеется тот провал, из которого страна уже просто не выберется. Я сейчас не призываю выйти на улицы с вилами или покрышками. Итог таких действий будет плачевным для страны, скорее всего. Все говорят, вот, сейчас край, достигли дна. Это не дно, ребят. Тот край, который может случиться, его ни один нормальный человек не хотел бы видеть.

Ведь можно прийти на общественные слушания, которые стали более прозрачными, мы стали про них рассказывать год-два назад. Раньше заявляли: «На слушания никто не пришёл, поэтому такое решение». А никто не пришёл, потому что никто про них даже не знал. Распространение информации идёт в какой-то газете которую никто не читает, «Наш город», который распространяется в здании администрации. На сайте администрации тоже хрен что найдешь. Мы стали выискивать информацию, СМИ подхватили эту повестку.

— Вернёмся к выборам. Складывается ощущение, что люди голосуют не за партию, а за конкретного человека. Почему так происходит?

— Из-за недостаточной информированности, из-за непонимания механизма работы власти. Все эти факторы важны. Плюс, существует возможность снять любого независимого кандидата. Есть много способов: на подписях зарубить, при регистрации. Такие случаи были, за примером ходить далеко не надо. В 2012 году были выборы в городскую Думу, там, по-моему, были сняты порядка 30-40 человек.

— На выборы, кстати, ходят люди преимущественно старшего поколения. Почему не участвует молодежь?

— Вопрос хороший. На самом деле, надежда именно на то, что именно молодёжь будет больше участвовать.

— Может быть, планируете какую-то активность, направленную на привлечение молодёжи на избирательные участки?

— Пока что я не вижу политических сил, которые сильно бы изменили ситуацию. Если бы появились какие-то новые люди, если бы удалось организовать какую-то структуру в 11-12 году на волне протестов, то, наверное, появилась бы какая-то надежда.

А молодёжь, им за кого идти голосовать? За «Единую Россию»? Конечно нет. За КПРФ? Тем более нет. ЛДПР и «Справедливая Россия»? Тоже не пойдут. Народ устал от таких людей. Одни и те же лица 20 лет. Чего за них голосовать? Никакой новой повестки у них нет, в принципе.

«Единая Россия» — это партия крупного бизнеса, грубо говоря. Я не считаю это партией, это такой хороший бизнес-клуб. Туда люди идут, чтобы лоббировать свои интересы в бизнесе, ни больше, ни меньше.

— Выборы превратятся в фикцию?

— Выборы давно превратились в фикцию. Поэтому туда никто не ходит. До них нет допуска. Существует масса случаев, когда люди пытались избираться, а на них заводили уголовные дела. Тот же Алексей Навальный не может участвовать в выборах почему? Потому что у него два условных срока, оба уголовных дела абсолютно бредовые.

— У власти к оппозиции одна из основных претензий — это неконструктивная критика и популизм. Якобы оппозиция не учитывает ограниченные возможности бюджета.

— И это правда. Такие вещи есть. Но мы в своих требованиях или предложениях стараемся максимально учесть выполнимость инициатив. Возьмем, к примеру, те же дороги. Если мы требуем увеличения бюджета, то мы выдвигаем предложения, откуда можно взять деньги.

— Около полугода назад стартовал ваш проект «Открытый парламент». Какие цели он преследует?

— Мы делаем анализ важных, резонансных вопросов, которые есть в повестке Законодательного Собрания. Я надеюсь, сделаем отдельный сайт по этому проекту. В нём мы предлагаем посмотреть, какая фракция как голосует по важным вопросам, информируем людей. У нас такая ситуация сейчас сложилась, что никто не знает, кто их депутат по своему округу. Мы показываем, что, допустим, этот депутат голосовал вот так-то, а на протяжении какого-то времени по всем важным вопросам он голосовал вот так. И когда в следующий раз человек пойдёт на выборы, он сможет сказать: «Парень, а почему ты голосовал вот таким-то образом? Это же не в наших интересах».

— Вы является противником застройки парка рядом с дворцом пионеров. Что думаете о ситуации с «Терраспорт»?

 — Конечно, я вообще противник застройки парков. Нужно понимать, что город растёт, и через пять-десять-пятнадцать лет, если мы застроим сейчас все парки, мы будем чесать голову и думать, где нам гулять. Сам проект «Терраспорт» мне нравится, он хороший. Но зачем в парке строить, у нас места мало что ли? Много места. Сейчас тренд во всём мире — перемещение досуга в парки: кинопоказы, выставки, различные мероприятия, концерты в парках проводятся. Взять парк Горького в Москве, к примеру. Кто нам мешает парк у Дворца пионеров сделать таким же как парк Горького?

— Почему в городе застраивают парки?

— Потому что это удобно: есть вся инфраструктура, место в центре города, траффик. Это удобное место, которое, стоит заметить, практически все пытаются отжать очень задешево или на каких-то льготных условиях. Ребят, фитнес-центр нужен, без проблем, стройте. Все спасибо вам скажут. Но постройте в другом месте. Парки для этого абсолютно не подходят.

 

Комментарии